Соционические типы
Описания MBTI
Поиск
Драйзер (Аушра) PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 
Автор: Administrator   
25.06.2010 08:49

Описание Драйзера от Аушры.

 

ДРАЙЗЕР.

Характеристика этико-сенсорного интротима

Модель А

1 2

ЭГО

3 4 СУПЕРЭГО
5 6 СУПЕРИД
7 8

ИД

ЭТИКО-СЕНСОРНОГО ИНТРОТИМА в этой работе будем называть КЛАЙДОМ, согласно имени главного героя драйзеровского романа «Американская трагедия». Сам Т. Драйзер был ЭТИКО-СЕНСОРНЫМ ИНТРОТИМОМ и, рассказывая грустную историю Клайда, отлично показал сомнения и переживания, присущие этому типу ИМ. Во всех наиболее известных его романах главный герой отличался тем же типом личности: Каупервуд в трилогии «Финансист», «Титан», «Стоик», Кэрри в романе «Сестра Кэрри».

Внешние интересы индивида. Блоки ЭГО и ИД

Внешние интересы ЭТИКО-СЕНСОРНОГО ИНТРОТИМА, его экспансивность вовне проявляются как этикосенсорная экспансивность. Он легко входит в доверие людям, в своих взаимоотношениях с ними является практичным тактиком, а не стратегом. Людей подкупает тактом, вежливостью и щедро демонстрируемым умением превращать порученное ему пространство в пространство, дающее хорошее самочувствие и эстетическое наслаждение. Демонстрируя свой эстетический вкус и умения, старается удивить окружающих, конкурирует, ожидает похвал и признания. Если их не зарабатывает, склонен перестараться, вкладывая в это дело слишком много сил и энергии.

КЛАЙД — искусный знаток и манипулятор этическими и эстетическими чувствами ближайшего окружения. Из-за этих своих качеств и того, что окружающие дорожат его этико-эстетическими оценками, становится необходимой функциональной частью социума. Как и все этические, исполняет роль связующего звена или посредника между логическими типами ИМ и обществом.

Все этические приспособлены быть посредниками между логическими типами ИМ и другими людьми. Они объясняют поступки логических другим людям, защищают интересы логических в обществе. А все логические также приспособлены быть посредниками между этическими типами ИМ и объективной действительностью. Они объясняют смысл объективно происходящего этическим типам ИМ, советуют, как справиться с объективными задачами, помогают в этом.

Блок ЭГО. . Строгий диктат

Индивид отчетливо чувствует этические отношения между людьми. Безошибочно знает, кто какие чувства испытывает и какие сам вызывает у других — любовь, ненависть, симпатию, пренебрежение и т. д. Оценивает эти чувства. Оценивает, кто на кого и в какой степени влияет, почему влияет. Всегда знает, кто чего хочет и почему.

Собирает информацию о чувствах лишь тех людей, в которых заинтересован. Особенный интерес проявляет, когда наталкивается на что-то, что мешает использованию потенциальных возможностей окружающих людей или объективного мира.

По этическим отношениям и чувствам КЛАЙД делает вывод об этико-эстетических качествах взаимодействующих людей. Если отношения человека с другими людьми хорошие, если он вызывает — и притом постоянно — положительные чувства, пользуется влиянием, это — стоящий человек, волевая личность. Тот, кто вызывает отрицательные чувства, кажется жалким неудачником или негодяем. Если вызываемые индивидом чувства переменчивы, это тоже слабый, негодный человек. Особенно высокие требования — к своим близким. И именно за них часто бывает стыдно. Так Клайду в романе Драйзера «Американская трагедия» было стыдно, он переживал за своих родителей. В реальной жизни Дюма-сыну (КЛАЙД) было стыдно за своего отца, которому он не мог простить, что тот не женился на его матери. (А вот будь на его месте ДОН-КИХОТ, он всю свою жизнь гордился бы тем, что ему так повезло с отцом.)

Поняв, что такое человек, вызвавший у него то или иное чувство, КЛАЙД немедленно об этом оповещает других. Если пришел к выводу, что человек — негодяй, из этого тоже не делает секрета. Наоборот — от плохого человека ведь нельзя прятать, что он плохой. Да и другие должны не ошибаться в том, кто хороший, а кто плохой. К плохому нельзя хорошо относиться, ему нельзя делать добра. Негодяй есть негодяй, если даже лично КЛАЙДУ он ничего плохого и не сделал.

Каждый должен знать, какие чувства он вызывает у других. Чувства прячут лишь слабые, неискренние люди. Иногда разумно до поры до времени помолчать, но зато, когда наступит долгожданное время, когда эту правду можно будет открыть, КЛАЙД выполнит это с двойным удовлетворением.

В понимании того, какие отношения этически качественны, какие следует как можно быстрей исправить, повышая тем самым моральный статус людей, КЛАЙД категоричен, требователен, навязчив. Своему пониманию, что хорошо, что плохо, этично или неэтично в отношениях и проявлении воли людей, старается подчинить всех своих близких.

Объект изучения . (Объектом изучения могут быть этика, этические отношения отдельного индивида, но это может быть и этикой всего общества.)

КЛАЙД раскрывает и разъясняет фактически действующие в обществе этические отношения. Он — не изобретатель этих отношений, он тот, кто открывает глаза людей на настоящую их суть, на то, какие они есть или бывают на самом деле. Когда Макиавелли (КЛАЙД) описывал этические закономерности дипломатии своего времени, он описывал лишь то, что видел. Он не предлагал своих собственных правил и рецептов, а лишь описывал то, что есть на самом деле. Драйзер, Фитцджеральд, Тургенев тоже не были изобретателями описываемых этических чувств и отношений. Все, что эти отношения делает более понятными, — хорошо, что их усложняет, — плохо. Потому в своих чувствах часто отличаются резкостью — одинаково легко могут сказать «я им восхищаюсь» и «я его ненавижу».

Сознательным распространителем наиболее соответствующих духу времени этических отношений бывает именно этот тип. Его можно назвать специалистом по обучению новым, прогрессивным этическим отношениям и чувствам. Он — пропагандист признаваемых им этических чувств и отношений, который не жалеет сил, чтобы продемонстрировать свою принципиальную точку зрения, потому что в этом находит большое удовольствие.

КЛАЙД — творец этического идеала образа человека. Он всегда знает, уверен, каким должен быть настоящий человек, сильная, волевая личность.

Уступчивость. КЛАЙД не сомневается, что негодяев рождает уступчивость непринципиальных. Не было бы глупого, безвольного альтруизма — меньше было бы и негодяев. Безвольным тоже необходимо сказать, что они безвольны. Терпимость к злу — уже преступление, говорит этот тип.

«Прощать плохого нельзя, если даже он извиняется. Просто нет сил. Простить можно, но как забыть? Когда умирает дурной человек, следует радоваться, приходит чувство облегчения. Не правильна пословица, что про умершего или хорошо, или ничего: негодяй и после смерти негодяй», — рассказывал нам один КЛАЙД.

Люди этого типа оценивают не самого человека, а чувство, которое он вызывает, то есть отношения как между ним и собой, так и между ним и другими людьми. Встретив на улице знакомое лицо, может не помнить его имени и кто он такой, но сразу вспомнит, какие у них отношения: хорошие или плохие. Все прочее вспоминается потом.

Интересно, что красивым прощают больше погрешностей. Сами признаются, что против красоты бессильны. Красивым многое легко прощается, а вот сильным мира сего — ни в какую. Даже наоборот, выдвигаются более высокие требования. Два знакомых КЛАЙДА, которые не знают друг друга, песню Высоцкого про любовь жирафа к антилопе нам объяснили как песню, направленную против... подхалимов. Оказывается, разные подхалимы «большому жирафу», а это значит — начальству, позволяют разные нарушения, даже — влюбляться в антилоп. Другие типы ИМ (ДОНКИХОТ, ГАБЕН) слова песни объясняли как протест против элементарных нарушений прав человека. То, что «жираф большой», для них обозначало лишь то, что его горизонт шире и выбор, значит, более объективный.

Достоинство. Основа человеческого достоинства с точки зрения КЛАЙДА — умение держать слово. Наверно, потому, что это является основой постоянства и чистоты испытываемых к нему чувств. Кроме того, требуют особой честности и чистоты в поведении, возможности доверять секреты без опасности нарваться на неожиданность. Интеллигентностью называют культуру поведения человека и его улыбчивость. Этикет — основа этики, потому что от человека, который поступает по этикету, нельзя ждать ничего предосудительного, его поведение является предсказуемым поведением. Причина такого отношения к этикету в том, что поведение КЛАЙДА контролируется блоком СУПЕРИД, и он бессилен разбираться в поведении других. Оно, это поведение, его не травмирует лишь в том случае, когда это однозначное поведение.

Чему КЛАЙД учит всех своих близких? Праву на свои чувства, свои желания, симпатии, антипатии. На выражение этих чувств. Умению ограничивать свои отношения с людьми лишь достойными, духовно приятными, не изматывающими отношениями. Упрямству, неуступчивости, умению противопоставлять свои чувства чувствам других. Учит не кривить душой, не терпеть неприятного в отношениях. Знать, что отношения, которые не обогащают человека чувством своей силы, — плохие отношения. Учит самоуважению, возмущается расплывчатостью и расхлябанностью, неопределенностью и безволием.

Сильный — тот, кто преодолел чувство слабости, гнет свою линию даже тогда, когда это ему неприятно, который старается достичь своей цели, сдержать свое слово, сколько бы это ему ни стоило. «Кончу работу» — и кончил. «Брошу курить» — и бросил. Человек, который имеет волю победить себя. Можно уважать даже того, кто каждое утро делает зарядку. Воля самого КЛАЙДА при свидетелях обусловлена свидетелями. То есть когда есть люди, в положительных чувствах которых он заинтересован, он волевой и упрямый. Без этого насилие над собой дается труднее.

Сила чувств. Чем сильнее вызываемое человеком положительное чувство, тем ценнее человек. Потому в любви, пока не связаны брачными узами, очень непостоянны, меняют объект преклонения, как только на горизонте появляется новая, более яркая звезда. И угрызений совести при этом не знают. При изменении объекта обожания от первого отворачиваются сразу же и при этом даже сами забывают, что когда-то предпочтение отдавали другому. Никаких угрызений совести не чувствуют даже тогда, когда это происходит во время экзаменационной сессии и бывшему избраннику грозят из-за этого эмоционального стресса явные неприятности. Реально и значимо лишь то чувство, которое их занимает в настоящее время. Но любят лишь тех, кто сам не может не любить. По-другому не бывает. Притом от партнера КЛАЙД должен получать постоянные эмоциональные (Ь) доказательства. Если почувствует, что эмоционально что-то не так, — отвернется без всяких сожалений. Высшие слова, которые говорят любимому: «Ты мой самый дорогой человек».

Живут в мире сильных чувств: большой любви к добру и большой ненависти к тому, что считают злом. Этих чувств не скрывают. Но чувства — не настроения. Это два противоположных полюса: чувства демонстрируются, собственные эмоции и настроения скрываются. Тот, кто демонстрирует свои эмоции и старается ими подчинить других людей, является человеком низкой культуры и на языке КЛАЙДОВ называется истериком.

Обычно в них скрыта потребность .приносить себя в жертву и таким образом послужить обществу. А потому хочется, чтобы избранник был социально достойным человеком. Могут желать умереть за другого, сесть в тюрьму за другого. Смерть Христа не считают пустой, если он этим кому-то помог. То же самое и в быту. Могут взять на себя всю ношу быта, чтобы освободить от нее своего партнера. При условии, что этот партнер занят социально более важными делами. Отдавая себя за другого, хотят чувствовать, что при этом приносят ощутимую социальную пользу. Потому что важность собственного труда для социума они, как и все этические, оценить не умеют.

«Одна из самых больших ценностей — дружба. Хороший друг — все. Ему можно все сделать, все отдать. Но не простить предательство: предательство друга — это самое страшное на земле», — сказал нам один КЛАЙД.

Оценка общества. Как им оценивается общество? По его этичности, по тому, какие возможности общество создает для социального продвижения каждого человека и скрытых в нем потенциальных способностей. Общество должно заботиться о людях, создавая им нужные условия. Во-первых, с помощью такого средства, как этика отношений. Этика в руках КЛАЙДА — средство борьбы за улучшение условий самореализации людей. В обществе успешно продвигается и не мешает другим лишь тот, кто усвоил этические нормы этого общества. Потому нормы должны доводиться до каждого человека. Раскрытие этих норм и их доведение до сведения социума и есть социальная функция КЛАЙДА. Если становятся философами-этиками, их цель — создать такую этику и этикет, которые способствовали бы социальному успеху всех хороших людей.

Цитирую одного КЛАЙДА: «Не могу понять случайностей, из-за которых одни идут по усыпанной цветами дороге, а другие не могут выбраться из нищеты. И все это из-за какой-то случайности. Смотрю на ребенка во дворе, и всегда приходит та же самая мысль — может, ты будешь счастливым, богатым, уважаемым, а может — вечным бедняком. Все определит случайность. И очень мало другое, — такое как разум, способности. Не могу простить такого неравенства людей, всегда защищаю тех, кто победнее. Но это считаю проблемой государства.

Мне исключительно больно, когда человек из-за бедности теряет свое достоинство. Этого не могу простить тем, кто у власти. Мне неприятно смотреть на культурного бедного человека, потому что ему неприятно, что я его таким вижу. Ведь он ровно такой же человек, как и другие. Далек от меня М. Горький, но я уважаю его за то, что требовал писать слово Человек с большой буквы. Ненавижу людей, которые на других смотрят свысока, делят их на классы. Так, помню, делала одна моя тетя — ГАМЛЕТ. Это меня всегда задевает, обижаюсь за других».

Средство воздействия. КЛАЙД обоими внешними блоками стремится к эстетизации окружения. ЭГО — страсть к красивым вещам, красивым объектам. ИД — страсть к порядку и красоте в контролируемом им пространстве. И в одном и в другом стремятся к идеалу. Любят красивые вещи, и их легче, чем кого-то другого, обвинить в «вещизме». Каждой своей вещью он должен приближаться к идеалу. Любит вещь и покупает ее, оценивая с точки зрения отношений, то есть улучшает ли вещь отношения с другими людьми, увеличивает ли влияние на других людей. Красота и красиво проявляемая воля человека, красота и ценность объектов, которыми КЛАЙД пользуется, — основные его средства при манипулировании своими отношениями с другими людьми, при воздействии на их чувства. Потому не любит одалживать денег: они портят отношения.

В красоту человека как составные ее части входят и сам человек, и красота его одежды, и определенная физическая подтянутость, мобилизованность человека. За модой слишком не гоняются. Главное, чтобы нравилось им самим. Тогда они более счастливы. Иногда даже приятно шокировать своим индивидуальным вкусом. Но только тогда, когда самому по-настоящему нравится, красиво. Когда носят что-то, что им самим не нравится, опасаются, что кто-то может подумать, что «это» их вкус. Важнее всего не мода, а элегантность. В каждой моде замечают много неприемлемого, «неэлегантного». Считают, что быть немодным иногда даже интереснее. Идеал красоты у них самостоятелен и индивидуален, нельзя быть таким, как все. Возможно, именно потому так переживают как свою, так и чужую материальную бедность, что она не позволяет следовать этому индивидуальному идеалу красоты.

Примечательное свойство всех людей этого типа — исключительно тонкое чувство к родной речи, к ее правильности и звучанию. Особенно — что определяется его 1/4 тактом — чувствительность к именам существительным. Большим вкусом отличаются при подборе имен детям или имен и фамилий героям в своих книгах. Имя и фамилия самого КЛАЙДА тоже должны быть красивыми. Потому часто меняют имена, а случается — и фамилию. Красивое звучание имени и фамилии — одна из форм проявления красоты самого человека.

Кроме того, та же самая вещь в его квартире должна лучше найти свое место, лучше смотреться, лучше действовать на другого человека. Притом обязательно должна стоять не так, как у других. Та же самая вещь на нем должна больше радоп.иъ глаз другого человека. Как в самой вещи, так и в ее подаче идет интенсивный поиск совершенства. Одним из основных обвинений Каупервуда своей второй жене было ее неумение одеваться на уровне вкусов той социальной группы высшего света, ко входу в которую у него появились притязания. То же самое с Кэрри: одним из основных обвинений в адрес неудачливого возлюбленного была потеря им элегантности.

Из-за постоянного стремления к идеалу идет постоянное совершенствование подвластной ему красоты и постоянная ее проверка. Если он имеет несколько картин, это не столько более или менее удачное оформление интерьера или фон квартиры, как это бывает у большинства. У многих картины висят лишь потому, что они есть, или потому, что время от времени на них могут отдохнуть глаза. КЛАЙД же, хоть раз в неделю, эти картины осматривает как эстетическую ценность, любуется ими, перевешивает, меняет раму и снова любуется. И, несомненно, ожидает, что, придя к нему, другие тоже будут замечать эту красоту, что они будут пленены этой красотой и его талантом ее творить. По тем же причинам любят дарить красивые вещи другим, но никогда не уверены, что подарок хороший, что он понравится.

В общем, картины и другие вещи исполняют роль не столько обстановки, сколько эстетических ценностей самих по себе. Каждая новоприобретенная вещь — шаг, приближающий к совершенству. Или идеалу. А приближением к совершенству необходимо время от времени полюбоваться.

С удовольствием выбрасывает ненужные вещи и вещи хотя бы с небольшим изъяном, потому что они уже не совершенны. При их наличии нельзя достичь совершенства. Допустим, если в хорошо действующем радиоприемнике перегорела одна из лампочек, освещающих шкалу, это уже несовершенный аппарат и его обязательно нужно исправить, потому что такой видеть неприятно, он своим запущенным видом портит все окружающее.

Людей, жизнь которых КЛАЙД старается эстетизировать и совершенствовать, может быть и не слишком много, но совершенно без них жить — невозможно. Без них КЛАЙД становится желчным, теряет вкус к жизни.

(На вопрос, что такое жизнь недуализированного человека, то есть индивида, у которого нет дополняющего дуала, можно ответить таким примером. Она больше всего похожа на жизнь машиниста поезда, которому одновременно приходится исполнять и роль стрелочника. У каждой развилки поезд останавливается, машинист сходит — проверяет или переводит стрелку — и лишь после этого движется дальше. А социум ведь требует одинакового — как от недуализированного, так и от дуализированного.)

В КЛАЙДЕ живет постоянная уверенность, что красота — основное средство человека, с помощью которого изменяются, усовершенствуются межчеловеческие отношения, и потому все должны к ней стремиться. Ему нужно признание в том, что некрасивое он способен творчески превращать в красивое. Эту функцию он с удовольствием будет исполнять не только для себя, но и для социума. Это его социальное призвание. Этим он и хочет заниматься.

Среди людей. В новой компании это обычно тихие, скромные люди, зорко следящие за тем, чтобы кто-то, особенно их близкие, сверх меры не высовывались бы. Но в то же время они заняты другим. Они следят и слушают. Чтобы разобраться в людях и понять, как «склонить их в свою сторону». И чтобы те не почувствовали, что на них сознательно воздействуют, сознательно привлекают и подчиняют своему стереотипу межчеловеческих отношений. И если при таком тихом наблюдении убеждаются, что такая подчиняемость невозможна, продолжают молчать или даже уходят. Другие его поведение могут понять по-разному, но не так, как есть на самом деле, потому что он изображает безучастного, занятого, утомленного. И бывает, что именно с помощью такой игры добивается своей цели и «склоняет людей к себе». По-настоящему оценить ситуацию и разобраться в том, как есть на самом деле, может лишь «тождик». Но это одинаково относится ко всем типам: решить что в данной ситуации творится с человеком, как он «действует» и чего добивается или, наоборот, не добивается, может лишь «тождик».

Среди своих они активны, разговорчивы, веселы и даже считают себя болтунами. А свои — это те, кто принял предлагаемые ими этические отношения.

Это подчинение окружающих интеллекту своего первого такта ЭГО — 1/3 присуще каждому типу ИМ. Только когда к этому стремятся нам близкие и «нужные» типы, например представители собственной квадры, это кажется не только красивым, но даже и возвышенным, а когда те, с которыми находимся в конфликтном или каком-либо другом отрицательном отношении, — кажется по меньшей мере странным, а то и подозрительным, «нечистым».

Отношения с людьми КЛАЙДЫ регулируют, свои чувства к ним высказывают и приближают человека или отдаляют его от себя не столько словами, сколько взглядом и тоном. Острый, проницательный, выразительный взгляд или одно метко брошенное слово в надлежащей интонации ставит каждого на «положенное» место. Взглядом передаются чувства — восхищение, любовь, преданность, пренебрежение, отвращение и ненависть. Когда нужно, взгляд превращается в кинжал. Но по причине этой большой информативности взгляда долго смотреть в глаза другого не могут. При этом чувствуют неприятную пустоту, как обычно бывает при слишком долго длящейся тишине.

То, почему каждый интротим не может долго смотреть прямо на объект, объясняется, по-моему, тем, что несущие информацию об объекте акцептные элементы у них в пассивном кольце, и это приводит к пассивной зависимости от объекта. Экстратим, который смотрит на объект, — изучает объект. Интротим, который смотрит на объект, по сути дела уже идет на поводу у объекта. В равной мере как интротим, который наблюдает за отношениями или своими чувствами, которые у него эти отношения вызывают, — активно их изучает. А экстратим, который погружается в чувства, уже идет на поводу у этих чувств, становится от них зависимым.

Используя «биоэнергетическую» терминологию, придется сказать, что интротим не столько наблюдает за другим человеком, сколько прислушивается к «звучанию» его поля в контакте с другим полем. Оно, это «звучание», и осознается как комплекс чувств к объекту.

Ложь. Когда КЛАЙД попадает в ситуацию запутанных этических отношений, это его приводит не к замешательству, а скорее к ликованию. Потому что в такой ситуации он чувствует себя как рыба в воде. Запутанная ситуация является лишь более интересной. Он вчувствовывается в нее и моментально приспосабливается. Если для улучшения отношений при манипуляции ими нужно солгать — лжет со спокойной совестью. Можно это назвать и фантазированием или дипломатическими тактическими играми или трюками. Для него самого — это форма повседневного украшающего жизнь искусства. Людям говорится не то, что есть на самом деле, а то, что в тот момент более подходяще. Значит, то, что они заслуживают. Но это только тем, кого не уважают и не любят, о ком не заботятся.

Например, КЛАЙД собирается ехать в гости. Но нужно отпроситься с работы. Можно сказать настоящую причину, а можно солгать, придумать что-то более драматическое. В первом случае его тоже отпустят, не могут не отпустить, но при этом сделают как бы одолжение, которое его гордую личность не устраивает. Он останется как бы в долгу. И КЛАЙД, не моргнув глазом, выбирает второе; допустим, говорит, что поведет ребенка к врачу. Так лучше не только ему, а и тому, кто его отпускает, — понятнее.

Расторжение брака. Они против развода, ухудшающего социальный статус партнеров и особенно — детей. Но от тех, кто сам имел трудный брак, хотя на его расторжение и не решился, нам приходилось слышать и такое: «Я за развод, если человеку плохо. Развод очищает. Не мучайся, а разводись. Это — интересно, это — новая жизнь. Это возврат самостоятельности».

Как они смотрят на развод, когда это способствует социальному продвижению, лучше всего можно проследить по трилогии Драйзера «Финансист», «Титан», «Стоик». В которой каждая экономико-социальная ступень жизни главного героя соответствует его связи с другой женщиной. У читателя не остается места и малейшему сомнению, что основным условием дальнейшего социального продвижения постоянно растущего, благородного главного героя — смена партнерши, что без этого его дальнейшее продвижение невозможно. Для ЭТИКО-СЕНСОРНОГО ИНТРОТИМА так, наверное, и есть. Как, наверное, и для большинства этических типов ИМ. Он почему-то стоит столько, сколько стоит его партнер, невзирая на личные качества.

Потому его росту логического отсталый партнер не мешает, а росту этического — мешает. Возможно, это все то же неверие в свою ценность, о которой мы говорили раньше. Потому КЛАЙД в своих глазах, если это даже великий финансист Каупервуд, стоит столько, сколько стоит его партнер. Это тем более загадочно, что среди людей каждый этический чувствует себя лучше, чем логический. Дело, наверное, в том, что не умеют оценивать свой труд, не видят его значимости.

Примечание. Равно логический не видит значимости своих чувств и эмоций, интуитивный — тела, сенсорик — стратегических способностей.

ИД . Самоподчинение, сопереживание

Свои эмоции КЛАЙД подчиняет эмоциям других. Его настроения соответствуют настроению окружающих. Среди веселых он весел, среди злых — зол. Как одно, так и другое мобилизует его на активность. Не переносит эмоциональной неопределенности, уныния. Это его демобилизует, подавляет, делает вялым и пассивным. Находясь в компании, подстраивается к тем, кто весел, шутит, смеется.

Если другой человек в плохом настроении, КЛАЙД старается выяснить, что случилось, помогает отвлечься от грустных мыслей. Утешает, приговаривая, что другим бывает и хуже, предлагает куда-то сходить, съездить, о случившемся не думать, в общем — старается развлечь. Людей, которых развлечь нельзя, которые «любуются» своим горем, в своем окружении не терпит. Считает, что положительная личность свои личные переживания держит при себе, не взваливает на плечи других. Сострадать, входить в горе других не умеют, а не сопереживать не могут. Потому им и кажется, что человек, который свое личное горе, свою боль «демонстрирует» другим, является эгоистом, который со спокойной совестью портит жизнь окружающих. Угрюмый человек — почти враг, который сознательно или бессознательно портит настроение другим и выбивает их из колеи активной жизни. КЛАЙД не волен входить или не входить в настроение другого. Если сопереживания подавленности не удалось избежать или хотя бы быстро ее развеять, это парализует активность, вызывает беспокойство. Близкому говорят: скажи мне, что произошло, и я постараюсь помочь, но только не демонстрируй своей скорби.

Без подчинения своих эмоций эмоциям других у КЛАЙДА нет эмоциональной возбужденности, необходимой для систематической уверенной рабочей активности. То, как он относится к эстетизации пространства, программируется эмоциями других людей. Чем таких эмоций — причем положительных — больше, тем успешнее деятельность индивида по эстетизации пространства. При этом эстетизация не превращается в демонстрируемую самоцель. Потому дуализированный КЛАЙД не только менее желчный, но и менее привлекает внимание посторонних к заостренному проявлению этих своих талантов.

Порядок. Один из элементов эстетизации пространства — идеальный порядок. Не терпят любого, хоть и самого малого беспорядка — пыли, раскиданных вещей и т. п. Если такой индивид даже и очень серьезно болен, то лежать в неубранной комнате — это для него болезнь в квадрате. Потому лечь в постель, пока кругом беспорядок, не может. Старость страшна не тем, что некому будет стакан воды подать, а тем, что некому будет убрать комнату.

Гнев и слезы. Плачет нередко: когда происходит не что-то плохое, а что-то хорошее: увидит необычную красоту. Или, например, слышит, что кому-то посчастливилось встретить настоящую любовь. Если кто-то ему самому посочувствует, постарается помочь. Так и в кино и театре. Слезы текут от умиления, от переживания хорошего, а не плохого. Например, если услышит, что мать потеряла ребенка, — не заплачет. А вот нашла — вероятно, заплачет.

Гневается и показывает это лишь близким и любимым людям. Если кого-то ненавидит, ему никогда не покажет своего гнева, потому что ему нельзя показать своего настоящего состояния. Это было бы самоунижением. При общении с неприятным человеком КЛАЙД изображает исключительную вежливость, хорошее отношение, в общем — полностью закрывается искусственной вежливостью и изо всех сил демонстрирует, как ему хорошо. Нельзя показать своих трудностей, враг над ними будет потешаться. «Я не могу показывать ему своей низкой культуры, проявляя невежливость. Я и мои эмоции должны быть выше его», — говорят люди этого типа. «Чем больший недруг ко мне приходит, тем больше у меня должен быть порядок. Я при этом не натуральна. Стараюсь похвастаться, показаться. Только очень хорошему другу могу сказать, как есть на самом деле. Враг должен завидовать, должен думать, что у меня все идет прекрасно и хорошо. Только хороший друг может меня видеть растрепанной и недостаточно подтянутой», — рассказала нам одна женщина этого типа.

Примечание. Итак, в этой диаде перед недругом есть тенденция немного прихвастнуть. В диаде ДЮМА-ДОН-КИХОТ наоборот. Перед недругом там чаще всего прибедняются, чтобы не вызвать опасной зависти, не возбудить агрессивность. Свой доход ДЮМА склонен скрывать, а прибыль называть убытками. В то же самое время ДЮМА очень часто скрывает свое плохое самочувствие и вместо того, чтобы в нем признаться, склонен жаловаться на свою занятость, отсутствие времени и т. п. Несомненно, это связано с реализацией ЭГО блока, в котором индивид отлично сам разбирается и ни в чьих советах не нуждается. Каждый человек на что-то жалуется лишь тогда, когда ему необходима какая-то ответная информация, когда сам не разбирается в ситуации, не способен ею овладеть. Склонность ДЮМА прибедняться в материальном отношении определяется спецификой его ИД, которое подстраивается под материальные интересы других людей, приспосабливается к ним.

Внутренняя жизнь индивида. СУПЕРЭГО и СУПЕРИД

Внутренние проблемы, сомнения и переживания ЭТИКО-СЕНСОРНОГО ИНТРОТИМА относятся к контактам индивида с окружающей объективностью. Для этого типа такой объективностью являются чувства логичности и алогичности, которые вносит акцептный элемент СУПЕРЭГО — приносит об отношениях между объектами внешнего мира. И информация о логичности его собственных поступков, которой индивид обеспечивается через акцептный элемент блока СУПЕРИД.

Блок СУПЕРЭГО . Поиск социальной оценки

Какими же социально ценными качествами старается запастись КЛАЙД? Из-за отсутствия чего или при наличии каких ошибок его мучает совесть?

Акцептный элемент блока СУПЕРЭГО приносит информацию в виде чувств логичности — алогичности, которые индивид испытывает, наблюдая за отношениями объективного мира. Как и информацию о тех же чувствах других людей, взятую из рассказов и описаний или наблюдаемую по непосредственным реакциям. С помощью чувств других людей в какой-то мере корригируются собственные чувства логичности — алогичности, которые являются составной частью чувства логики своей социальной группы. Понимание ценности своего чувства логики — основа при проявлении своих потенциальных способностей.

Возникшие чувства логичности — алогичности приводят индивида к суждению о том, сколько своих потенциальных возможностей следует проявить как реакцию на эти чувства. Задача состоит в том, чтобы количество и качество проявляемой потенциальной энергии соответствовало бы ожиданиям окружающих. Это соответствие измеряется отсутствием удивления, даже как бы отсутствием любого внимания. Как отрицательные, так и положительные реакции окружающих на проявление его потенциальной силы, потенциальных способностей караются угрызениями совести за свою нескромность. Вообще, когда его грызет совесть — грызет за слишком нескромную или недостаточную реализацию потенциальных возможностей. Когда все — «как надо», никто их проявления не замечает. Замечают, когда способности и возможности проявляются хоть немного больше или меньше ожидаемого и выделяются из общего русла самореализации людей. Потому даже за комплиментом чувствуют двусмысленность, особенно за комплиментами, сказанными при свидетелях. Хотя именно КЛАЙД, как никто другой, старается раскрыть и реализовать эти свои потенциальные возможности, это его проблема номер один. Но не переносит, когда кто-то копается в его способностях, когда эти способности обсуждаются. Как психические, так и физические. Потому не любит говорить про болезни, особенно — свои.

КЛАЙД и сам избегает оценки потенциальных способностей, потенциальных качеств других людей. Может говорить про логичность или алогичность человека, например: «Почему ты такой нелогичный?». И не хочет сделать еще один шаг вперед и назвать его способным или неспособным, сильным или слабым. Самое большее могут повторить, что по этому поводу говорят другие — «про него говорят, что он способный». Это на уровне рассуждений и обмена полученной информацией, а не на уровне оценки и высказывания своего собственного мнения.

Так как об ожиданиях окружающих в любом нетрадиционном обществе приходится лишь гадать, тем более что ожидания этих окружающих очень противоречивы, КЛАЙД в проявлении своих возможностей и способностей исключительно осторожен. Ко всем своим способностям очень критичен, не любит их демонстрировать, афишировать, боится прослыть нескромным. Его собственное мнение о своих потенциальных возможностях очень изменчиво и непостоянно. Можно сказать, что оно зависимо от каждого дуновения ветра. И от того, с какими людьми он сталкивается, и от того, какие свои потенциальные возможности они ему противопоставляют. То он себе кажется сильным и умным, то совершенным неудачником. Одно и то же кажется то логичным, то алогичным. Чем окружение более стабильно, тем с меньшими неожиданностями при этом сталкиваются и тем меньше сомневаются в своем собственном чувстве логики. Тем стабильнее его самомнение, то есть тем более сильным, способным и умным, в общем удачным, такой человек себя чувствует. Это и есть, по-видимому, основное звено устойчивости или неустойчивости его психики.

Если в этических отношениях (ЭГО) его интересы ограничены отношениями с определенной группой людей, то в логических (СУПЕРЭГО) — его интересует буквально все. Все, что попадает в кругозор. Чем этот кругозор шире, чем больше шкала логических чувств, то есть чем больше логических отношений ему знакомо, тем индивид более спокоен и уверен в себе. Чем шире шкала его логических чувств, тем большим хранилищем социально ценной информации он является. И тем легче вписывается в социум проявлением своих потенциальных способностей. Из-за всеобщности своего чувства логики КЛАЙД не может за что-то переплатить и пяти копеек не потому, что он скуп, а потому, что это алогично. «Я могу дать и рубль, — говорит он, — но должен знать, за что».

Обмен информацией. КЛАЙД собирает информацию обо всем, что кормит его чувство логики. Любит слушать, читать и делится известным осторожно, рассуждая о потенциальных возможностях разных объектов и людей, и потому может прослыть философом. Но не любит, если его так называют, потому что это обязывает к чему-то непонятному, требует полной ответственности за свои слова. Возможно, даже научного их обоснования. А принимать эту ответственность он не хочет. И если уж его назвали философом, то это как бы обязывает, требует от него соответствия этому имиджу. Равно ему не нравится, когда говорят: «Ты умный человек, посоветуй мне». И он сразу начинает думать не о том, что посоветовать, а как отвертеться от дачи такого совета.

Цитируем письмо одного КЛАЙДА: «Не хочу быть за что-то ответственным. Очень неприятно делать то, что приказывают. Даже то, что обычно приятно делать, в тех случаях, когда повелевают, делать становится больше чем неприятным. Люблю делать сюрпризы, пусть они требуют даже и очень много усилий. Могу делать дорогие подарки, даже слишком дорогие. Но если меня просят дать или одолжить, от неприятности съеживаюсь. Во-первых, ищу возможности вывернуться от такой чужой воли, а когда это удается, могу и сам спокойно дать. Сам». (Эти мысли относятся к реализации всех блоков индивида.)

Хотя КЛАЙД и склонен к философии, философствует лишь с близкими людьми, которым можно доверять и которым этой философией можно помочь. То есть информацией о логических отношениях и о том, что слыхал от других о потенциальных возможностях объектов, обеспечивает лишь тех людей, которым доверяет, которым хочет помочь.

Нередко КЛАЙДОВ характеризует склонность к философской литературе, которая объясняет глубинную структуру объективного мира, дает возможность познания глубинной сути вещей. Такие вещи с удовольствием рассказывают и объясняют другим, одно произведение сравнивают с другим. Часто отмечается интерес к медицине как науке, объясняющей, что происходит в теле.

С большим удовольствием философствуют и рассуждают о правильном и неправильном, логичном и нелогичном, о скрытых от человеческих глаз внутренних свойствах объектов. В повседневной жизни это самые настоящие философы, творческий интеллект которых (ЭГО) реализуется при манипуляциях конкретными человеческими отношениями. Но так как ЭГО обуславливается решением проблем, которые рождаются на СУПЕРЭГО, то творческий интеллект КЛАЙДА направляется на решение проблем, связанных с улучшением использования потенциальных способностей человека и неодушевленных предметов. Он ведь постоянно переживает из-за неиспользованных возможностей объективного мира, как и собственных способностей. Но перейти от слов к делу не спешит, прикидывает, сомневается, ожидает поддержки и поощрения со стороны. Это может удивлять, потому что любит критиковать и оценивать поступки, субъективную мотивацию и нерешительность других.

В большой мере именно к реализации этого блока относится следующее письмо КЛАЙДА, в котором говорится про неспособность выбрать нужные ему отношения между объектами — 1/1. Говорит оно и про потребность этого типа подчиняться эмоциям других людей — 2/3 в вопросах организации пространства — 2/4. «Меня очень утомляет, когда приходится что-то выбирать — тему, на которую следует писать, способ, как ее разворачивать: придумать, как рассаживать деревья, цветы и т. п. Потому что перед глазами всегда несколько способов решений одного и того же вопроса. Сразу вижу, как это будет выглядеть, если посажу одни цветы, другие, третьи и т. п. А что выбрать? Когда же приходится приспосабливаться к тому, что уже есть, к какой-то основе, это мне и приятно и легко получается. Например, пусть дадут мне участок земли и несколько саженцев — дерево, кусты. Я долго буду мучиться, пока их посажу. Потому что и здесь они смотрятся неплохо, и здесь хорошо. А также — там и там. А как лучше всего? Найду, но это большое мучение. А если, например, дерево уже будет посаженным, а мне придется сажать лишь кусты, это — совершенно другое. Здесь с меня снимается как бы какая-то ответственность, если эти кусты теперь и не будут посажены самым идеальным способом. Я не виновата, я приспосабливала их к тому, что было. Но это лишь творческая ответственность. А ответственности за жизнь человека, его самочувствие я не страшусь. На работе часто сама беру ответственность за организацию каких-то мероприятий или когда нужно что-то выхлопотать, постоять за интересы сотрудников. Тогда по своей инициативе сделаю то, что другим не по силам». В конце письма раскрывается и то, что интротим, как нам уже известно, избегает сознательной ответственности за активность по телотактам, но чувствует ее за полетакты, то есть за разные чувства людей.

Каждый тип ИМ чувствует ответственность по своим акцептным тактам и исполняет обязанности, долг по продуктивным элементам ИМ. Потому КЛАЙД чувствует себя ответственным за логические 1/1 и этические 1/3 отношения между людьми. А вот что касается, например, красоты, считает, что быть красивым, как и волевым 1/4, — долг человека. Реализовать свои способности и быть скромным при этом — 1/2 — тоже долг. То же правило на втором кольце.

Здоровье. Из-за особого интереса ко всем отношениям, по которым можно судить о внутренних структурах, большое внимание уделяют и логичности или алогичности в реакции на сигналы, получаемые из своего собственного тела. Отсюда догадки и домыслы о том, что это могло бы значить, о каких внутренних структурах и их изменениях это говорит. Это побуждает интерес к собственному здоровью и психиатрами отмечаемым ипохондрическим склонностям. Так ДОН-КИХОТУ при постоянно кажется, что его никто не любит, так КЛАЙДУ при может казаться, что его организм, его структура — с дефектами. Хотя основной причиной «ипохондричности» этого типа, по-моему, следует считать незащищенный СУПЕРИД.

За все, за что берутся, если им кажется, что этого от них ожидает окружение, берутся не рассчитывая сил и без страховки дуала могут надорваться физически. Очень часто причиной их заболеваний бывает именно этот надрыв. По той же причине, хотя они и как бы охотно лечатся, вести себя не умеют: с одной стороны, выполняют все советы врачей, а с другой — постоянно физически надрываются.

Конфликт. КЛАЙДЫ своими потенциальными способностями не хвастаются и не переносят, когда это делают другие, во-первых, те, у которых — первый элемент ЭГО, то есть ИНТУИТИВНО-ЛОГИЧЕСКИЕ и ИНТУИТИВНО-ЭТИЧЕСКИЕ ЭКСТРАТИМЫ. А вот демонстративное раскрытие своих способностей дуалом — ЛОГИКО-ИНТУИТИВНЫМ ЭКСТРАТИМОМ - является тем бальзамом, который избавляет их душу от неуверенности, терзаний и угрызений совести. В чем разница? Почему одни демонстрацией шокируют, а другие — приносят покой? Потому, что блок ИД ЛОГИКО-ИНТУИТИВНОГО ЭКСТРАТИМА демонстрирует лишь свои собственные способности, и притом — прислушиваясь к логике окружающих. Когда для ИНТУИТИВНО-ЛОГИЧЕСКОГО и ИНТУИТИВНО-ЭТИЧЕСКОГО ЭКСТРАТИМОВ средством демонстрации своих потенциальных способностей является раскладывание потенциальных возможностей других. Потому первые КЛАЙДУ не опасны и даже очень приемлемы, на них можно равняться. А остальные — опасные, постоянно проникающие в сокровенный мир других людей, в их секреты и тайны.

Одежда. КЛАЙД всегда застегнут на все пуговицы, то есть как бы полностью мобилизован. Это то, что можно показывать людям. Любая неопрятность в одежде — это неполная мобилизация и потому является показом своих потенциальных, а не реализованных возможностей. Поэтому КЛАЙД этого боится и избегает. Не переносит, чтобы кто-то мог его увидеть в полураздетом виде. Может возненавидеть каждого, кто его увидел одевающимся.

Примечание. По-видимому, по этой же причине ИНТУИТИВНЫЕ ЭКСТРАТИМЫ всегда ходят нараспашку, иначе им неуютно, боятся, что перестарались и будут выглядеть смешно. Застегиваются лишь при объективной необходимости, то есть когда холодно. Видит ли кто-то их недостаточно одетыми или нет — не обращают внимания. Если и стесняются чего-то, то показать недостаточно эстетичное белье.

Сексуальность. КЛАЙДЫ очень соблюдают социальные нормы сексуального поведения, по-видимому, потому, что сексуальность является раскрытием не внешних, а внутренних, потенциальных свойств человека. Поэтому при постепенном распространении определенных сексуальных свобод новые нормы сексуального поведения они воспринимают позже, чем другие сенсорики.

На наш вопрос, почему никогда не изменяла своему мужу, несмотря на исключительный успех среди мужчин и плохие отношения с мужем, одна женщина ответила так: «Верность мужу? Нет, это не то. Я не делала этого не из-за него, а из-за себя. Не могу жить, зная, что кто-то меня „имел". Меня. По улице идет мужчина, который „имел меня". Мой идеал — женщина холодная, как статуя. Кому-то принадлежать — это упасть в собственных глазах. Со скамьи средней школы восхищаюсь Лукрецией Борджиа, которая своих любовников топила в реке, выпуская их ночью через балкон. Чтобы их, которые ее „имели", не осталось бы... На мое неприкасаемое внутреннее Я никто не имеет права. Вообще, я очень несчастна, если в минуту откровенности поделюсь с кем-то своим интимным, внутренним. Даже — здоровьем. А если бы Я позволила себе сексуальный проступок, после этого, наверное, так возненавидела бы себя, что деградировала бы морально. Возможно, начала бы пить и „пускаться во все тяжкие со всеми", чтобы тем, которым я слишком раскрылась, доказать — а все равно не все знаете. Я еще хуже, чем вы думали до сих пор... Одним словом, мне необходим мой индивидуальный секретный мир, к которому никто не прикасается».

Большинство читателей «Американской трагедии» видят трагедию Клайда лишь в том, что раскрытие прежней личной жизни является гибелью социальной карьеры и потерей более любимой девушки. Тождики думают по-другому, оказывается, самое страшное в его положении — неизбежность раскрытия секретов интимной жизни.

Примечание. Стыдливость КЛАЙДА, его переживания по поводу того, что кто-то, даже родной отец или мать, увидели его голым или полураздетым, его нетерпимость к супругу или ребенку, которые прошли по квартире в нижнем белье, наверное, объясняются не столько местом телотакта , сколько местом полетакта . Это просто психологический страх показать собственную кожу или увидеть кожу другого человека. Точнее, те ее участки, которые принято скрывать и которые видеть для него непривычно. Показ которых из-за своей непонятности, алогичности раздражающе действует на 1/1 такт ИМ. Как известно, 1/1 такт всегда раздражается при восприятии непонятного.

СУПЕРИД . Подчиненность опеке других

В своих действиях и поступках КЛАЙД как бы сливается с действиями и поступками других. Он чувствует обязанность делать не только то, что делают другие, но и — пока его не остановят — действовать за других. Если не появляется тот, кто ограничивает его активность и корригирует ее с точки зрения будущего. Если рядом нет всегда спокойного за будущее дуала или активатора, КЛАЙД неспокоен: то старается сделать всё возможное, то в изнеможении опускает руки. По-настоящему это рвение может остановить только болезнь. Парадоксальная ситуация — когда КЛАЙД начинает лечиться. Организм хромает, потому что перегружен, а он ищет болезни ради возможностей больше трудиться.

Дуал его активность корректирует поправками, показывающими бессмысленность некоторых поступков. Часто это звучит как высмеивание, которое, однако, совсем не обижает, а лишь придает больший вес получаемой информации. Веселое издевательство партнера над бесполезностью некоторых действий и поступков воспринимаются как дружеская забота о благополучии и экономии сил. КЛАЙД чувствует, что сам он в этом беспомощен, не разбирается.

Чем бы ни занимались, не любят работу, которую нельзя скоро закончить. Работают быстро, точно, не могут успокоиться, пока не закончили и не порадовались результатам своего труда. Поэтому склонны к таким работам, которые приводят к ощутимым, видимым результатам, к тому, чем можно любоваться. Предпочитают дело, которое можно закончить в один присест. Предпочитают дело, которое можно хотя бы разбить на отдельные составные части, каждой из которых уже можно любоваться.

КЛАЙД как настоящий тактик не только не умеет ждать, он боится ожидания. Допустим, если знает, что куплены билеты и через неделю придется идти в театр, нервничает, чувствует себя связанным и несвободным. Интересно, что его дуал о таких происшествиях заранее не имеет привычки сообщать и билеты из кармана вынимает лишь в назначенный срок. Наверняка из-за желания сделать приятную неожиданность, а может, и из-за того, что до последнего часа не знает, как сложатся его собственные планы.

Психическое самочувствие КЛАЙДА определяется тем, как ему удается реализовать свое время. «Я не опаздывала только на уроки. На все прочее — всегда опаздывала, потому что оставляла слишком мало времени. Мне просто трудно уйти из дома — ведь там всегда есть что делать».

КЛАЙД очень боится быть обманутым во времени. Например, если он мог что-то сделать сам, но понадеялся на обещанную помощь, подождал и из-за этого не успел, это его очень удручает.

Своего труда и того, к чему он приводит, ценить совершенно не умеет. Его любит тот, кто ему в этом помогает, кто его хвалит за то, что он всегда и все успевает, что ему, не в пример другим, все доступно, что все, за что он ни возьмется, — выполнит. И именно из-за такой своей ценности нужно себя беречь. Дуала он удивляет своей трудоспособностью, терпеливостью, умением. И это удивление — основное условие для того, чтобы своими усилиями КЛАЙД не доводил себя до изнеможения и болезни.

Высшая похвала для КЛАЙДА, когда ему говорят, что он всегда все успевает. Что он что-то сделал своевременно, не жалея собственного времени, помог другим, жертвуя своим временем. Если удивляются тому, как это он всегда знает, что надо делать. Лишь при этом появляется уверенность, что все хорошо, так как и надо. Иначе живет с чувством постоянного опаздывания. «Если уж я нормальный КЛАЙД, то КЛАЙД всюду опаздывает. И, например, в поезд успевает лишь потому, что бежит задыхаясь. А так — всегда опаздывает. Если куда-то прихожу слишком рано — радуюсь, это как праздник: „Какое счастье! Успел". Не представляю себе работы учителя, ведь там нельзя опаздывать».

Геройство. КЛАЙД постоянно надеется на что-то необыкновенное, потрясающее, допустим, на стихийное бедствие, в условиях которого мог бы продемонстрировать свою смелость и находчивость, свою энергичность.

Склонен к геройству, самоотречению и разным добрьм делам, особенно тогда, когда это на людях, если есть кому похвалить за проявление всех этих достоинств, если это не проходит незамеченным. Потому что СУПЕРИД себя спокойно реализует лишь в условиях, когда кто-то замечает, что он делает, и поэтому охраняет его от физического переутомления, то есть когда есть страховка со стороны. Можно сказать, что свидетели его одухотворяют. Если их нет и похвал нет, КЛАЙД просто не уверен, что им сделанное чего-то стоит, что оно социально значимо, что он сам представляет социальную ценность.

КЛАЙД отлично справляется с ролью поставщика, «толкача». При условии, что за успехи эмоционально хвалят: «Все это только он получает!», «Это достать мог только он и никто другой!», «На это только ему хватает смелости!». Это эмоционально подзадоривает, и отказаться от такой платы ЭТИКО-СЕНСОРНЫЙ ИНТРОТИМ не в силах. Хотя своих материальных интересов он при этом, как и каждый сенсорик, тоже не забывает.

Антисовесть. В своих мыслях КЛАЙД постоянно упрекает других людей за их поступки. Даже за собственные поступки, которые окружающие своевременно не поправили, и те оказались пустой тратой времени и сил. Чувствует потребность вознаградить людей за все хорошие и плохие поступки. Если кто-то сделал добро, всеми силами стараются отплатить тем же. Но при этом хотят уверенности, что «не переплачивают», то есть что по простоте своей не стали жертвой эксплуатации. Все время идет подсчет: я ему то и то, а он мне то и то. Если сходится — порядок. Если кто-то сделал зло — тоже необходимо отплатить, иначе загрызет совесть. Потому их можно считать мстительными, хотя далеко не все свои мечты о расплате решаются реализовать.

У людей типа КЛАЙДА очень часты конфликты с матерью и отцом, которые не забываются всю жизнь, если те не дуалы и не тождики. Одна женщина-КЛАЙД написала нам: «Я и теперь еще чувствую, как, будучи ребенком, однажды легче вздохнула, даже рассмеялась и обрадовалась, когда поняла, что, когда вырасту, смогу отомстить матери за все, в основном физические оскорбления и унижения. Это было и мечтой о мести, и моей прелестной тайной». Все это она «выполнила» уже в пожилом возрасте, то есть когда перестала бояться, объяснила матери, какой плохой матерью та была.

Нельзя простить человеку, который когда-то стал твоим врагом по ошибке, потому что поверил не себе, а кому-то другому. Или поверил от страха перед кем-то другим. Короче — предал. Например, по принятой в какое-то время шкале ценностей КЛАЙДА официально включают в группу социально опасных людей, называемых врагами народа. Кто-то из друзей под давлением страха быть недостаточно чистым положительное чувство к КЛАЙДУ меняет на отрицательное со всеми вытекающими отсюда последствиями. Времена меняются, и бывший друг-враг приходит с повинной. КЛАЙД его не видит, не слышит и никогда не простит.

Примечание. Блок СУПЕРИД в психологически трудных ситуациях является как бы последней инстанцией, с помощью которой человек и объясняет свою ситуацию, и ищет из нее выхода. КЛАЙД свои проблемы старается решить работой, ДОН-КИХОТ — улучшая самочувствие; ГАМЛЕТ — в борьбе за уважение к его потребностям. Приведем пример из жизни трудной семьи с таким составом: отец — кормилец семьи — ДОНКИХОТ, жена - ГАМЛЕТ, ее мать - ГАБЕН, старшая семилетняя дочь-ДОН-КИХОТ и младшая пятилетняя — КЛАЙД.

В особо плохой ситуации находилась мать-ГАМЛЕТ: муж и одна дочь — заказчики, собственная мать — конфликте?. В этой трудной психологической ситуации, и тем более без активного общения на стороне (не работала), в семье она буквально задыхалась. Поиск психического равновесия мог идти исключительно через претензии к детям и устраиваемые им воспитательные скандалы. Когда младшей дочери (КЛАЙДУ) было пять лет, она уже поняла, что не знает, что именно делать, как действовать, чтобы угодить матери. И считаться «хорошим» ребенком. Она так и спросила старшую сестру: «Что делать, чтобы быть хорошей?» Однако старшей этот вопрос был не понятен, так как, согласно ее СУПЕРИД, выпады матери — следствие плохого настроения. В то время как сама мать была уверена, что это — борьба за уважение, за признание в семье.

В связи с тем, что СУПЕРИД действует лишь в паре с СУПЕРЭГО, все эти моменты имеют и другую сторону. Скандалы, поднимаемые ГАМЛЕТОМ, совершенно не скандалы, а лишь рассуждения и размышления, что следовало бы сделать, чтобы своими поступками наконец-то соответствовать тому, чего от нее ожидает семья. Но вопроса, который звучал как основная тема всех скандалов: «Что мне делать и вообще — быть или не быть?» — в этой семье никто не слыхал и не мог дать на него ответа. Они видели, что матери плохо, но этого вопроса не слышали. На это нужен был ШУКШИН.

Приложения

К характеристике прилагаю текст (мой перевод) Ейгирдаса Гуджкинскаса (Т).

У этико-сенсорного интроверта восприятие структуры и потенциальной энергии объекта превращается в восприятие внешности, формы и энергии субъекта. При этом понимают, что возможности и значимость некоторых объектов можно изменить, не изменяя их внешность или меняя субъекты, которые эти объекты употребляют. Такие индивиды исключительно чутки к своей способности устанавливать конкретные возможности употребления разных объектов. Не любят, когда вещи употребляются не по назначению, избегают нешаблонных, то есть непроверенных решений разных ситуаций. Хотя и любят критиковать и оценивать поступки других людей, их субъективную мотивацию и являются требовательными к себе, однако перейти от слов к поступкам не спешат, боятся, чтобы из-за недостатка субъективных отношений не остались бы неиспользованными возможности объективного мира. Никогда не уверены, что уже все сделали, чтобы продемонстрировать свои принципы по поводу субъективных отношений. На элементе постоянно скапливается информация о субъективных отношениях, которые мешают использованию объективного мира.Т менее, чем Т, склонен углубляться в то, что скрывается за человеческими отношениями, больше озабочен «внешней» стороной этих отношений.

Этико-сенсорный интроверт очень обеспокоен тем, как ему удается реализовать свое время. Очень пунктуален. Если рядом человек, которому он доверяет и который говорит, что и в какое время делать, тогда работает очень энергично и имеет хорошее самочувствие. Если такого человека нет, то Т чувствует себя слабым, испаряется уверенность в собственные силы. На всех, кто заставляет других людей опаздывать, смотрит как на врагов. Может отдать все силы, все способности лишь тогда, когда свои поступки удается оптимально разложить во времени. Оценивать свой труд не способен. Его правильно оценивает тот, кто оценивает не его деятельность, а его усилия. По-настоящему любит лишь тот, кто экономит его эмоции, кто его постоянно успокаивает, отвлекает. Чувствует, что о нем заботятся, его опекают, когда ему говорят, что он вовремя, жертвуя своим временем, помог людям, показал много доброй воли и приложил много усилий. И это не потому, что ему необходимы похвалы, а потому, что сам этого времени не чувствует и живет с ощущением постоянного опаздывания.

ДРАЙЗЕР ищет форм для проявления великих идеалов человечества.

Примечание автора: В данной работе цитированы письма и мысли лишь недуализированных ДРАЙЗЕРОВ.

Обсудить статью на форуме

Обновлено 15.10.2010 00:40
 
Психологические типы
Психиатрические типы
Юмористические типы
Тесты

© 2018 Психологические типы личности